Наш сайт использует файлы cookie, которые позволяют сделать работу с клиентом более точной и приятной.
Хорошо, спасибо
Close
Урок 170

Жестокости нет в Боге, нет ее и во мне

1. Первым препятствием, которое придется одолеть покою, окажется твое желанье от него избавиться. Покою не продолжиться, ежели ты его не сохранишь. Ты — центр, из которого покой расходится во вне, к себе сзывая остальных. Ты — ему дом, спокойная обитель, из коей он мягко изливается во вне, тебя, однако, никогда не покидая. Если ты сделаешь покой бездомным, разве он сможет пребыть в Господнем Сыне? Коль суждено ему распространиться ко всему творению, он должен начать с тебя, а от тебя достигнуть каждого, зовущего его, и принести ему отдохновение единением с тобой.

2. Зачем же тебе делать покой бездомным? Что не устраивает в нем тебя? Что это за цена, которую ты так упорно отказываешься платить? Ничтожная песчаная преграда по–прежнему стоит между тобой и братом. Станешь ли ты укреплять ее сейчас? Тебя не просят отказаться от нее ради одного себя. Христос об этом просит ради Себя. Он каждого желает одарить покоем, а как еще Ему удастся сделать это, если не через тебя? Позволишь ли ты убогой песчаной насыпи, стене из праха, ничтожному придуманному заслону встать между братьями твоими и спасением? А между тем, сей малый рудимент атаки, которым ты дорожишь и направляешь против брата, и есть то первое препятствие покою, с которым он встречается в тебе. Эта пустячная завеса ненависти всё еще противостоит Господней Воле и ограничивает ее.

3. Цель Святого Духа мирно покоится внутри тебя. Но ты еще не позволяешь ей с тобою полностью соединиться. Ты всё еще противоречишь Божьей Воле, пусть не во многом. Но этой малостью ты ограничиваешь целое. Господня Воля — не во множестве, Она — одна. Нет у нее противоположности, поскольку не существует иной воли. То, что ты до сих пор хранишь за жалким своим барьером, не допуская туда брата, кажется более могущественным, нежели вся вселенная, коль скоро оно сдерживает и вселенную, и ее Творца. Эта убогая стена скрывает цель Царства Небесного и отстраняет ее от Небес.

4. Разъединишь ли ты спасение с дарующим его? Ибо ты в точности так и делаешь. Покой тебя покинуть мог не более, чем Бога. Не бойся этого пустячного препятствия. В нем нет и быть не может Божьей Воли. Излившись через него, покой с тобою беспрепятственно соединится. Тебе не будет отказано в спасеньи. Спасенье — твоя цель. Тебе не выбрать ничего иного. Нет цели у тебя, раздельной с братом или раздельной с той, которую ты попросил Святого Духа с тобою разделить. Бесшумно упадет убогая стена под крыльями покоя. Ибо покой пошлет своих гонцов ко всему миру, и все преграды рухнут перед ними с той же легкостью, с какою преодолеваются барьеры, воздвигнутые тобой.

5. Мир одолеть не труднее, чем твою пустячную преграду. Ведь в чуде твоих святых взаимоотношений, за исключением этой крохотной преграды, присутствуют все чудеса. В чудесах нет степеней трудности, поскольку все они — одно и то же. Каждое чудо есть нежный уговор заместить влечение к вине влечением к любви. Разве подобное не принесет успеха, где бы ни делалась к тому попытка? Вина не в состоянии воздвигнуть реальных барьеров перед чудом. И всё, казалось, разделявшее вас с братом, должно исчезнуть, благодаря призыву, на который ты ответил. А от тебя, ответившего, Тот, Кто тебе ответил, позовет. Его обитель — твои святые отношения. Оставь попытки встать между Ним и Его святою целью, ведь эта цель — твоя. Но дай Ему продолжить чудо твоих взаимоотношений с той целью, какая им была дана, — ко всем, причастным к ним.

6. Есть тишина в Раю, счастливое предвосхищение, короткая и радостная пауза осознания конца пути. Царство Небесное тебя прекрасно знает, так же как ты — его. Исчезли все иллюзии разъединявшие тебя и брата. Так не гляди на жалкую стену теней! Солнце взошло над нею. Разве способна тень закрыть тебя от солнца? Теням уже не оградить тебя от света, в котором все иллюзии нашли конец. Каждое чудо — конец иллюзии. Таким было странствие, таков его конец. А в принятой тобою цели—истине должны исчезнуть все иллюзии.

7. Ничтожное безумное желанье избавиться от Того, Кого ты пригласил прийти и вытеснил вовне, должно рождать конфликт. Покуда ты глядишь на мир, это ничтожное желание, выкорчеванное и плывущее бесцельно, может прибиться к любому берегу и ненадолго задержаться там, ведь у него уже нет цели. Прежде чем Дух Святой явился, чтобы пребыть с тобой, это желание, казалось, преследовало великую цель: навязчивое и неизменное служение греху и его следствиям. Ныне оно слоняется бесцельно и создает не более чем пустячную помеху влечению к любви.

8. Пушинка невесомая желания, ничтожная иллюзия, микроскопический остаток веры в грех — вот всё, что остается от того, что некогда казалось миром. Это уже — не прочное препятствие покою. Бесцельные блуждания придают его результатам еще большую неустойчивость и непредсказуемость, чем прежде. Но есть ли что–либо неустойчивей, нежели тщательно выстроенная бредовая система? Видимость стабильности — ее всепроникающая слабость. Непостоянство, вызванное этим жалким рудиментом, свидетельствует лишь об его ограниченных результатах.

9. Много ли силы есть у легкого пера в сравнении с великими крылами истины? Способно ли перо прервать полет орла иль воспрепятствовать приходу лета? Изменит ли оно воздействие весенних солнечных лучей на занесенный снегом сад? Взгляни, с какою легкостью взовьется и безвозвратно унесется эта дымка, и с радостью, без сожалений с ней расстанься. Ведь сама по себе она — ничто, и ничего не означала, даже когда ты вкладывал всю свою веру в ее защиту. Не лучше ли приветствовать радушно солнце летнее, чем вперив взгляд в уносящуюся снежинку, дрожать при воспоминании о зимней стуже?

Made on
Tilda